Модный портал. Тренды и обзоры 2015

Семейный проективный процесс

Термин семейный проективный процесс (Bowen, 1966) свидетельствует о том, что, согласно наблюдениям, уровень дифференциации у детей, как правило, соответствует уровню дифференциации у их родителей. Тем не менее у разных детей дифференциация выражена в разной степени. Если уровень дифференциации у одного из детей высок (что проявляется в хорошо сформированном Я и низкой эмоциональной реактивности), то его брат или сестра могут иметь низкий уровень дифференциации (то есть слабое Я и высокую эмоциональную реактивность). Такая вариабельность обусловлена тем, что родители склонны разряжать напряжение преимущественно на одном из детей. Имеется в виду, что родители проецируют собственные эмоциональные конфликты на ребенка и пытаются у его контролировать. Краткое хронологическое изложение случая из практики поможет прояснить то, каким образом конфликты в объектных отношениях, лояльность, обязательства, дифференциация, триангуляция и семейный проективный процесс описывают различные характеристики одного и того же многопоколенного процесса. Рассмотрим это на примере Джона, случай которого уже был описан в этой главе, взяв за начало отсчета его отца, Уолтера, и будем двигаться назад, в прошлое, чтобы увидеть, каково его влияние на настоящее.

Уолтер был младшим сыном в семье, любовь и уважение своего отца ему так и не удалось заслужить, а мать слишком часто использовала его для того, чтобы разрядить напряжение в супружеских отношениях (семейный проективный процесс). Не будучи способен изменить эти объекты, Уолтер интернализовал их, в результате чего образовались субидентичности (объектные отношения). Игнорируя собственную потребность в любви и заботе, Уолтер стремился к респектабельности. Основным недостатком отца, по мнению матери, было его безобразное поведение. Уолтер часто слышал о тех мучениях, которые ей пришлось испытать из-за неумения отца себя вести и отсутствия у него положения в обществе. Уолтер ощущал, что в долгу перед матерью, и одновременно испытывал обиду на нее, стремясь избавиться от чрезмерной эмоциональной близости, возникшей вследствие слишком жестко закрепленного треугольного альянса.

В своей жене Уолтер надеялся обрести надежного друга с хорошими манерами, социальным положением и умением контролировать свои эмоции. Он встретил женщину, которая олицетворяла объектные отношения, отсутствовавшие в его собственной жизни, и женился на ней. Безусловно, его невеста Хелен, выходя замуж, также надеялась обрести свой эго-идеал. Она была единственным ребенком и постоянно находилась в центре внимания. Родители больше заботились о ней, чем о самих себе. Тем не менее объектные отношения Хелен не удовлетворяли ее потребностей в доверительных отношениях и автономии. Эта двойственность появилась в стремлении Хелен быть в центре внимания, а также в парадоксальном отказе от сближения с кем бы то ни было.

Внешне брак Уолтера и Хелен казался благополучным. Хелен требовала, Уолтер выполнял, и потребности обоих отчасти удовлетворялись. Однако сближению супругов мешало то, что в прошлых отношениях (в родительских семьях) близость всегда сопровождалась чувством обиды и утратой индивидуальности. Поскольку оба партнера были вовлечены в треугольники отношений в своих родительских семьях, им не удалось сформировать сильное Я – то есть, дифференциация эмоций и разума была низкой. Под действием стресса оба утрачивали способность разумно рассуждать и переключались на эмоции. Их отношения, на первый взгляд благополучные, заключали в себе скрытый конфликт.

Вовлеченность Уолтера и его старшего брата в треугольник родительских отношений отчасти определялась порядком их рождения. Родители уделяли повышенное внимание старшему сыну, который должен был олицетворять достаток и благополучие семьи. Младший сын, Уолтер, невольно помогал родителям избавиться от напряжения, связанного со скрытым супружеским конфликтом.

Со смертью старшего сына в семью пришло не только горе, но и утрата надежды на обретение положения в обществе. Многие поколения семьи трудились над тем, чтобы вырастить представителя высшего общества, и утрата была невосполнима. Уолтер это остро ощущал. Несмотря на то, что от него ничего прямо не требовали, Уолтеру казалось, что именно он должен восполнить эту утрату, отдать долг предшествующим поколениям. Лояльность семейным традициям зачастую не осознается. Сын Уолтера и Хелен, Джон, должен был продолжить дело отца. Будучи вовлечен в родительский конфликт, Джон не смог достичь высокого уровня дифференциации Я. То есть он с годами научился внутренне переживать все, что происходило между родителями. У Джона практически отсутствовала способность подчинять свои эмоции разуму. Кроме того, он не всегда мог отличить собственные чувства от эмоционально окрашенных переживаний в ответ на чувства родителей. Интернализация объекта уравновешивалась стремлением достичь в жизни высот. Джон отличался повышенной чувствительностью к критике и старался вести себя так, чтобы родители были им довольны. Юноша ощущал, что вести себя иначе означает не быть лояльным семье.

Джон остановил свой выбор на Сузан, поскольку она напоминала ему мать, но отличалась добротой и приветливостью. Семья жены, по сравнению с его собственной, была менее обеспеченной. В глубине души Джон надеялся таким образом отмежеваться от своих родителей. Сузан предпочла Джона, поскольку он в ней, по-видимому, нуждался, и надеялась, что Джон не будет с ней так строг, как ее отец. Однако первые годы супружества оказались для Сузан нелегкими. Она тосковала по родителям и ощущала сильное давление со стороны окружающих. Более того, Джон постоянно критиковал ее. Супруги попали в порочный круг, который сформировался в предыдущих поколениях. Джон изо всех сил старался произвести впечатление на родственников и партнеров по бизнесу, а Сузан должна была играть роль гостеприимной хозяйки и образцовой жены, постоянно выслушивая критические замечания мужа. В случае конфликта Джон начинал усиленно критиковать жену, а она мстила ему по мелочам, ставя его на людях в неловкое положение (например, надевала не подходящее к случаю платье). Джон воспринимал это как угрозу имиджу семьи, во имя создания которого его предками были принесены такие жертвы, и начинал еще больше паниковать. Он злился на нее до тех пор, пока она не уходила на время к своим родителям, возвращаясь лишь после того, как все успокоится. Напряжение усиливалось, и однажды Сузан приняла решение не возвращаться. Для нее уход от мужа символизировал победу над строгим отцом; для Джона это было равносильно разрушению долго создаваемого карточного домика. Утрата любви – трагическая утрата, но по большей части развод является кульминацией семейной динамики, развивавшейся на протяжении многих поколений семьи.

Приведенный пример, безусловно, затрагивает лишь малый фрагмент истории данной семьи. Можно обратиться в прошлое, к ранним годам жизни отца Уолтера, или заглянуть в будущее, к праправнукам Джона. Развод Джона стал фоном для формирующихся объектных отношений его сына, семья невесты которого будет иметь собственную историческую динамику.

Семейные психотерапевты трансгенерационного направления считают, что прошлые взаимоотношения оказывают влияние на текущую семейную динамику. Предполагается, что наше мышление столь подвержено влиянию прошлого потому, что как вид мы сравнительно недавно обрели способность разумно мыслить, не взирая на эмоции. Зачастую поведение предопределяется эмоциональным зарядом прошлых переживаний, а не тем, что представляется разумным в настоящем. Текущие близкие отношения становятся для обоих партнеров ареной для проработки прошлых взаимодействий. Этот сложный процесс прерывается при возникновении конфликта, напряжения или стресса. Тогда, с целью разрядить напряжение, в процесс вовлекаются другие люди. Спроецированный семейный стресс служит контекстом для будущих объектных отношений и, пересекая границы между поколениями, передается в виде своеобразного приданого, или наследства.

После краткого изложения теоретических концепций трансгенерационной семейной психотерапии, рассмотрим их применение в психотерапевтической практике.

World Fashion Channel Instagram

    Ив Сен-Лоран. Избранные цитаты

    ● Мне больно физически, чтобы увидеть женщину жертвой, оказываемых жалким, по моде.

    ● Балансируя между радостью и тоской, я принес свою жизнь в жертву творчеству.

    ● Для того, чтобы быть красивой, женщине достаточно иметь черный свитер, черную юбку и идти под руку с мужчиной, которого она любит.