Модный портал. Тренды и обзоры 2015

Агентства социальной защиты детей

Агентства социальной защиты детей (child welfare agencies) служат для обеспечения их безопасности и защиты от жесткого обращения. Вокруг агентств сосредоточены службы защиты прав детей (child protection services), которые оказывают помощь в случае жестокого обращения и отсутствия родительской заботы, беременности несовершеннолетних, воспитания чужих детей и усыновления. Различные службы обеспечения безопасности детей имеют сходные функции, что часто приводит к разного рода проблемам при работе с семьями.

Особенно часто причиной напряженных отношений между членами семьи и представителями агентств является мнение последних о том, что источником проблем является индивид, а не семья в целом. В таких случаях программы вмешательства для разных членов семьи разные. Взрослые могут быть под патронажем одного агентства, а дети – другого. Более того, сотрудники третьих агентств могут оказывать членам семьи дополнительные услуги. Таким образом, представитель агентства часто видит лишь одну сторону проблемы, вместо того, чтобы иметь полное представление о ней в рамках семейной системы в целом.

Иерархия

Сотрудники служб защиты прав детей часто работают в группах под руководством администратора по работе с кадрами. Каждый сотрудник одновременно ведет несколько семей. В его задачи входит оценка выраженности жестокого обращения и отсутствия родительской заботы, посещение семей на дому, а также помощь членам семьи в получении поддержки от социальных служб (community agencies). Кроме того, сотрудники служб защиты прав детей имеют в каждом конкретном случае официальное разрешение суда на проведение психотерапевтического вмешательства. Таким образом, сотрудники служб защиты прав детей подотчетны супервизорам и судебным органам. Все другие специалисты (например, персонал школы, семейные психотерапевты и врачи) работают в сфере своей профессиональной компетенции, следуя указаниям сотрудников служб защиты прав детей. Важной задачей является координация действий всех специалистов, работающих с конкретной семьей.

Семейный психотерапевт работает в рамках сложившейся системы социальной поддержки семьи, а его вмешательство является одним из ее элементов. Психотерапевт должен иметь информацию о том, какие еще специалисты работают с конкретной семьей, и каковы их функции. Кроме того, важно наладить с этими специалистами тесное сотрудничество, вести с ними переписку, телефонные переговоры или встречаться лично, чтобы курировать ход реализации программы вмешательства.

Предлагается (Lewis, 1984) четыре способа, чтобы повысить авторитет сотрудника службы защиты прав детей. Во-первых, следует положительно отзываться о том, что сотрудник хорошо знает условия проживания и повседневные проблемы семьи. Эти сведения существенно обогащают представление о семейной системе.

Во-вторых, семейному психотерапевту следует всемерно повышать у сотрудника службы защиты прав детей сознание собственной значимости, не проявляя при этом и тени снисходительности. Например, психотерапевт может сказать: Вам, больше чем кому бы то ни было, известно о фактах жесткого обращения с детьми, поэтому именно вы способны оценить, нуждается ли ребенок в защите. Далее Льюис рекомендует психотерапевту систематически поддерживать сотрудника службы защиты прав детей и обеспечить его поддержку со стороны других специалистов, например, медицинских работников и полицейских.

В-третьих, психотерапевт должен пополнять свои знания о проблемах жестокого обращения с детьми (Lewis, 1984). Так, релевантную информацию можно получить из журналов Child Welfare и Family Process. Психотерапевт должен делиться своими знаниями с сотрудником службы и быть готовым работать с семьей даже в том случае, когда не удается обеспечить присутствие всех ее членов.

В-четвертых, следует избегать употребления профессиональных терминов при общении со специалистами в другой области, особенно с врачами, которые занимаются патологией отдельных индивидов.

Главная цель вмешательства – восстановить авторитет родителей в семье. В случае жестокого обращения с ребенком члены семьи часто передают ответственность тем или иным специалистам: сотрудникам служб защиты прав детей, полицейским и т. д. Это объясняется утратой веры в возможность самостоятельно разрешить проблему. Задача психотерапевта – поддержать родителей, придав им уверенность в своих силах.

Психотерапевту следует вмешаться в том случае, когда сотрудники служб защиты прав детей или другие специалисты подрывают авторитет родителей. Так, психотерапевт может обучить родителей адекватно реагировать на стрессовые ситуации. По мнению Льюиса (Lewis, 1984), иногда требуется научить родителей выражать гнев или обсуждать личные проблемы. Кроме того, родители должны умело использовать свои преимущества и знать, когда и как можно получить нужную информацию от специалистов.

Некоторые семьи испытывают чувство безысходности по причине своей социальной изоляции и отсутствия поддержки окружающих (Baldwin & Oliver, 1975). Проблемные семьи часто изолированы от ближайшего социального окружения. Практически не получая поддержки от родных и близких, члены таких семей лишены возможности эффективно приспосабливаться к меняющимся обстоятельствам. При этом родители слишком заняты, чтобы адекватно заботиться о воспитании детей.

При недостаточной поддержке со стороны окружающих психотерапевт берет на себя роль омбудсмена (лица, рассматривающего жалобы и занимающегося защитой прав граждан), чтобы поддержать членов семьи. Минухин (Minuchin, 1974) пишет об этом так:

Если психотерапевт, анализируя семейную структуру, приходит к выводу, что она вполне жизнеспособна, но испытывает избыточное давление со стороны многочисленных агентств, действия которых не скоординированы, он может выступить в роли омбудсмена. Психотерапевт может обучить членов семьи манипулировать различными учреждениями для собственной выгоды. Или же может попытаться скоординировать усилия агентств, которые работают с данной семьей. Так, при работе с семьей из Пуэрто-Рико, проблемы которой связаны со сменой места жительства, семейный психотерапевт должен попытаться наладить контакт с религиозными общинами, школами, в которых велика доля представителей этой этнической группы, а также с социальными службами, в чьи задачи входит помощь пуэрториканцам. Его функции как психотерапевта в этом случае дополняются задачами адаптации семьи к ближайшему социальному окружению (р. 63).

Помимо собственно проведения психотерапии и рассмотрения жалоб психотерапевт имеет официальные обязательства. Если члены семьи жестоко обращаются друг с другом или пропускают сессии, психотерапевт должен немедленно связаться с сотрудником службы защиты прав детей. Иногда изменившиеся обстоятельства (например, болезнь или потеря работы) нарушают стабильность ситуации, что требует вмешательства со стороны сотрудника службы защиты прав детей. В обязанности психотерапевта входит представлять службе защиты прав детей свои рекомендации в письменном виде. Эти рекомендации учитываются при принятии судебных решений. У психотерапевта есть возможность повысить авторитет родителей в их собственных глазах, включив их предложения в свои рекомендации. Успешная реализация программы вмешательства возможна только в том случае, когда обязанности всех ее участников четко распределены и соблюдается необходимая субординация.

Пример из практики

Следующий пример из практики иллюстрирует работу психотерапевта с семьей, обратившейся к нему по направлению агентства защиты детей.

У Фрэнка и Донны было двое детей: Мэри (11 лет) и Стивен (3 лет). Мэри была дочерью Донны от первого брака; Стив был общим ребенком супругов. Семья была направлена к психотерапевту сотрудником агентства защиты детей, потому что Фрэнк жестоко обращался с Мэри. Фрэнк страдал эпилепсией и много пил. В последние девять месяцев он воздерживался от употребления алкоголя и посещал занятия общества Анонимных алкоголиков.

На первом интервью Фрэнк с трудом сдерживал эмоции. Кроме того, по его словам, ему было трудно общаться с коллегами по работе, поэтому он часто приходил вечером домой злой и раздраженный. Донна сообщила, что побаивается Фрэнка, потому что не знает заранее, когда он взорвется. Фрэнк, в свою очередь, предъявил претензии Мэри, которая, по его мнению, отличалась редким упрямством и никогда не слушалась. Донна стала защищать Мэри и сказала, что часто убирает в ее комнате, чтобы не злить Фрэнка. По мнению Донны, Фрэнк был слишком строг с девочкой и занимался только Стивеном. Донна часто отправляла Мэри к бабушке, что вызывало у Фрэнка сильное беспокойство. Оба супруга считали, что Мэри должна жить дома (безопасность), а им следует найти способы заставить ее выполнять работу по дому.

Кроме того, психотерапевту стало ясно, что Фрэнк доверяет сотруднице службы защиты прав детей, возможно, даже больше, чем самому психотерапевту. С этой парой работали и другие специалисты, но эта сотрудница выгодно от них отличалась: Она, видимо, понимает наши проблемы и дает дельные советы по воспитанию Мэри. Психотерапевт порекомендовал супругам и дальше выполнять предписания этой сотрудницы.

После окончания сессии психотерапевт позвонил сотруднице службы защиты прав детей. Они договорились о том, что Фрэнку и Донне следует наладить взаимодействие по выполнению родительских функций. Помимо выработки единой стратегии поведения в отношении Мэри, по мнению психотерапевта, Донне необходимо было начать принимать меры дисциплинарного воздействия. Кроме того, он предложил, чтобы Фрэнк наладил дружеские отношения с девочкой. Психотерапевт посоветовал сотруднице службы защиты прав детей, пользуясь своим влиянием на членов семьи, изложить его рекомендации от своего имени. В свою очередь, он планировал поработать над этими вопросами на сессии, предоставив сотруднице наблюдать за происходящими в семье изменениями в течение всей недели.

Кроме того, психотерапевт связался с лечащим врачом Фрэнка. Его беспокоило возможное побочное действие в виде повышенной раздражительности тех лекарственных препаратов, которые были назначены Фрэнку. По мнению врача, побочное действие было маловероятно, все же он согласился на всякий случай снизить дозу лекарств.

Спустя два месяца дело было передано в суд. Сотрудница службы защиты прав детей обратилась к психотерапевту с просьбой представить письменное заключение о ходе вмешательства и дать свои рекомендации. Прежде чем приступить к написанию заключения, психотерапевт предложил каждому члену семьи перечислить те изменения, которые произошли со времени их первой встречи. Кроме того, члены семьи должны были указать те сферы жизни семьи, которые нуждались в улучшении. Психотерапевт пообещал, что все замечания и предложения членов семьи найдут отражение в его заключении для суда.

Заключение психотерапевта гласило: Фрэнк и Донна выработали общий подход к мерам дисциплинарного воздействия на Мэри. Кроме того, члены семьи стали больше времени проводить вместе. Поскольку Фрэнк продолжал жаловаться на то, что ему трудно контролировать свой гнев, психотерапевт порекомендовал семье продолжить терапию до тех пор, пока Фрэнк не научится владеть собой. Далее шло такое предложение: Фрэнку по-прежнему следует больше времени проводить с Мэри, чтобы наладить с ней дружеские отношения и предотвратить жестокое обращение.

В приведенном выше примере описывается работа психотерапевта с семьей, которая была направлена к нему агентством защиты прав детей. Психотерапевту удалось наладить сотрудничество с представительницей агентства и лечащим врачом для успешной реализации программы вмешательства. Кроме того, психотерапевт умело воспользовался тем, что представительница агентства имела высокий авторитет в глазах членов семьи, и передал через нее свои рекомендации. Параллельно психотерапевтическому вмешательству на сессиях, сотрудница службы защиты подкрепляла терапевтические изменения в домашних условиях. Удалось заставить членов семьи взять на себя ответственность за исход терапии и также принять участие в подготовке рекомендаций для суда. Таким образом, единицей вмешательства стала семейная система в целом.

World Fashion Channel Instagram

    Ив Сен-Лоран. Избранные цитаты

    ● Мне больно физически, чтобы увидеть женщину жертвой, оказываемых жалким, по моде.

    ● Балансируя между радостью и тоской, я принес свою жизнь в жертву творчеству.

    ● Для того, чтобы быть красивой, женщине достаточно иметь черный свитер, черную юбку и идти под руку с мужчиной, которого она любит.